bafut_spb (bafut_spb) wrote,
bafut_spb
bafut_spb

Categories:

Финляндия, которая была Ленинградом

Что ни поездка в Финляндию, то открытие. Недавно вот узнал, что финская территория в 1000 (!) квадратных километров несколько десятков лет назад официально была частью Ленинграда!



После Зимней войны в 1940 г. Советский Союз арендовал для строительство своей военной базы полуостров Ханко, о котором я писал раньше.



В сентябре 1944 г. Финляндия вышла из войны и подписала с Советским Союзом договор о перемирии. Тогда же СССР отказался от права аренды Ханко, но потребовал предоставить ему в аренду под военно-морскую базу громадную территорию в районе мыса Порккала-Удд - в самой узкой части Финского залива. Это обеспечивало безопасность Ленинграда с моря (артиллерийский огонь + минные заграждения) и одновременно служило "пистолетом у виска Финляндии" (выражение советских политработников) - запрашиваемая территория находилась всего в двух-трех десятках километров от Хельсинки. Считается, что ее границы нарисовал на карте лично Сталин.



Проживавшим на арендованной территории финнам (7272 человек) было приказано покинуть ее в течение 10 дней вместе со скотом и урожаем. Финляндия выплатило своим гражданам компенсации за утрату имущества и земли.

Анна Лазаревна Милова, учительница брата моего отца, направленная на работу в Порккала-Удд заведующей детским интернатом, рассказывала, что финны оставляли в домах записки с инструкциями о том, как следует ухаживать за растениями в их садах.

Офицеры прибыли для строительства базы со своими семьями, была организована инфраструктура - школы, магазины и т.д.

Активное строительство укреплений началось с 1947 года. Советский Союз для начала обнес объект аренды колючей проволокой и устроил контрольно-следовую полосу, граница территории тщательно охранялась. На демаркационной линии было установлено 111 пограничных знаков. С 1947 года стали размешать мощные 100-мм казематные пушки, спаренные с пулеметом «Максим». Дальность стрельбы этих орудий превышала 20 километров. (Источник).




Для выезда и въезда на охраняемую территорию военно-морской базы даже старшему офицеру и членам его семьи было необходимо оформить большое количество документов. Несанкционированный выход за пределы территории расценивался как чрезвычайное происшествие.

На территории базы располагались 2 пивные (одну офицеры звали «Зайди, голубчик», вторую — «Лови момент» (она же «Кровавая харчевня») и магазин типа сельпо.




На флоте Порккала-Удд считался чем-то вроде неформального штрафбата.

Арендованная территория захватывала и участок железной дороги Хельсинки-Турку. На этом участке пути использовался советский паровоз, а окна было необходимо закрывать специальными ставнями, чтобы за советской базой не подсматривали шпионы. Финны шутили, это самый длинный железнодорожный туннель в мире.




В 1955 году Советский Союз досрочно отказался от аренды Порккала-Удд. Причиной стал качественный прорыв в разработке новых вооружений, улучшение отношений со скандинавскими странами, а также дороговизна содержания базы - все снабжение осуществлялось поездами из Ленинграда.

Сохранились воспоминания проживавших в Поркала-Удд членов семей советских военнослужащих, которые успели уже завести скотинку и вообще обжиться на новой территории. Советские люди записок финнам не писали. Эвакуация проводилась в большой спешке. Бетонные оборонительные сооружения были взорваны, окопы и землянки срыты. Был отдан приказ вернуть территорию в том же виде, в каком она была арендована. На практике это означало, что уничтожались все сооружения, построенные за время аренды.

База покидалась в спешном порядке, офицерам было придано по 2-3 солдата для помощи в сборах.

Тем не менее, сих пор на полуострове сохранилась "Дорога Кабанова" построенная под руководством генерал-лейтенанта артиллерии Сергея Ивановича Кабанова (1901—1973), возглавлявшего базу в 1951—1956 гг.






Один знакомый финн рассказывал мне, что после русских были обнаружены какие-то непонятные бетонные сооружения. Не сразу финны догадались, что это остатки небольшого производства по квашению капусты.

Русские туалеты тоже произвели впечатление на финнов:




4 февраля бывшим жителям было позволено вернуться в свои брошенные дома. При этом они должны были вернуть правительству Финляндии компенсацию, полученную ими за утраченные земли и имущество, причем в увеличенном размере - с учетом инфляции. Интересную статью о возвращении финнов на свою землю можно почитать тут.

Из воспоминаний дочери советского офицера Раисы Матвеевны (фамилия не приводится):

"- ... После войны отца направили в Порккала-Удд, это на юге Финляндии, мы там жили 10 лет и потом приехали в Выборг. В Порккала-Удде я вышла замуж в 1953 году, там родился мой первенец - сын, у которого я сейчас живу.
...
- Там, в Порккала-Удде, у нас тоже было большое, добротное хозяйство - от финнов осталось нам все в хорошем состоянии. Помню даже - куклы, одежда, газеты в доме были. У них уже тогда были очень благоустроенные хутора - с отоплением были даже теплицы. Много было хозяйственных помещений, моего отца назначили там председателем подсобного хозяйства, - такое оно было большое, обеспечивало своей продукцией весь военный городок, - рассказывает Раиса Матвеевна. - У нас был и пионерский лагерь. Он располагался, как тогда говорили, на бывшей даче Маннергейма, там было так красиво, все в зеркалах! У нас был полковой клуб, проводились различные культурные мероприятия. Жены офицеров ездили на выходные в Таллин - это было совсем близко по Финскому заливу. Всем нравилось жить в Порккала-Удде.

- Вот так хорошо мы жили в Порккала-Удде, но заставили нас уехать оттуда. Я не знаю, по какой причине нас там поселили, и не знаю, почему мы должны были срочно уехать в 1956 году и оставить все Финляндии.

- Это была до войны финская территория, а после стала наша, а финны совсем рядом жили. Нас разделяла только нейтральная вспаханная полоса земли, и бывали случаи, что ее нарушали даже дети. Один раз финские дети перешли через нее, а наши солдаты их встретили, накормили и по рации передали, чтобы финны пришли за своими детьми. А другой раз случай нехороший с нашей девочкой случился: она сама специально ушла к финнам. Эта девочка училась в четвертом классе, ее отец был второй раз женат, и она поссорилась со своей мачехой, обиделась и ушла к финнам через нейтральную полосу. Помню, были неприятности ее отцу, его даже понизили в звании, "звездочку сняли", потому что семейное воспитание - очень важная часть военной службы, а он не справился в своей семье с проблемами, что привело к нарушению государственной границы.




- А в вашей семье что-нибудь случалось?

- Да, и у нас были случаи, когда надо было соответствовать положению. Как-то раз ночью финны пробрались в нашу баню, - видно, искали свое зарытое добро. Другой раз такой случай был: в марте ночью я топила печь в теплице, - там рано сажали, многое выращивали в теплицах. И заходит мужчина, стал меня спрашивать, как пройти в магазин, потом спросил, как пройти в штаб. Я догадалась, что это шпион и сказала только, как пройти в магазин, а про штаб не сказала. Мужчина ушел, а я побежала к отцу и все рассказала. Отец сообщил военным, и они сделали засаду около теплицы. Этот мужчина через некоторое время снова вернулся, и его схватили наши солдаты. Отцу тогда было поощрение за бдительность.




Мы жили на хуторе на станции Киркинес, наш домик стоял на возвышении, вокруг него был хороший сад, там росли сливы в три ряда, яблони, смородина. Потом я стала работать санитаркой в санчасти, познакомилась со своим будущим мужем - солдатом срочной службы, мой муж был родом из Белоруссии. Потом он стал сержантом. Когда я вышла за него замуж, то мы стали жить на хуторе на станции Эрвас. У нас с мужем тоже было хорошее хозяйство - куры, утки, телка, 5 поросят. Мы сами косили сено на зиму, хорошо жили. А в 1956 году объявили о срочной эвакуации. Офицерам в помощь для сборов давали по 2-3 солдата. Все так спешно оставляли, временем были ограничены, вещи тоже не могли все взять. Ну, и скотину пришлось оставить. Это было очень тяжело. А мы сами торопились скорее уехать, потому что кто раньше уехал, тот не видел и не слышал, как оставленная голодная скотина ходила и мычала. Куры прямо на деревьях сидели. На все это тяжело было смотреть.



Да, вот и нам пришлось финнам все оставить, как и они нам оставили, пришлось бросить больше, чем получили, потому что нажитое за 10 лет хозяйство с собой не возьмешь. С нас еще требовали, чтобы мы сломали все заборы и калитки, которые настроили за это время: нужно было сдать Порккала-Удд финнам именно таким, каким его от них получили после войны… А из Порккала-Удда нас привезли в Выборг, сначала разместились у сестры, а потом уж домик построили на Рубежной. Отца от военкомата направили работать в военторг…"

Сейчас в деревне Дегерби имеется даже "Музей арендованной территории" под названием "Игорь".




Во время войны некоторым советским военнопленным повезло - они не попали в лагерь, а были распределены для работы на хуторах, помогали финским крестьянам. В конце войны СССР потребовал у Финляндии их выдачи, судьба этих людей на родине сложилась, конечно же, трагично. Перед отъездом эти люди, ставшие фактически членами семей финских фермеров оставляли на память какие-нибудь небольшие подарки - корзину, куклу для детей. Музей назван в память о советском военнопленном Игоре, работавшем тут на хуторе и подарившем на память финским детям небольшую деревянную куклу, которую вырезал сам.

На фото ниже - советский военнопленный Иван Ботаншин, присматривавший на хуторе за детьми.




Разумеется, в основном пленные выполняли на хуторах сельскохозяйственные работы. Попасть на хутор в крестьянскую семью считалось, разумеется, большим везением.



Большинство фотографий в этом посте сделаны в музее "Игорь", который я очень рекомендую к посещению (посмотреть где он на карте).



Здесь же имеется и живой экспонат - кактус, прямой потомок катуса. оставленного в доме кем-то из советских военнослужащих :):



Собственно военно-морская база располагалась на полуострове Upinniemi. Сейчас там находится действующая финская военная база, вход на территорию которой запрещен. Тем не менее, сотрудница музея "Игорь" Соня рассказала, что в последние годы у Порккала и в музей приезжает много потомков советских офицеров и солдат, служивших на базе. Для одной такой дамы, родившейся на военной базе, было сделано исключение - для нее достали пропуск на финскую военно-морскую базу, чтобы она смогла посетить место своего рождения.



Следов пребывания советских войск в финском Ленинграде осталось не очень много, самостоятельно их найти не очень легко. Сотрудники музея "Игорь" собирают буквально все, имеющее отношение к этому периоду истории. И в первую очередь - фотографии и воспоминания людей, служивших или просто живших на советской военной базе. Многие сейчас приезжают в Порккала Удд просто на могилы своих предков и родственников.



Но Порккала-Удд - это еще и великолепная природа.



На юге мыса Порккала-Удд располагается замечательный национальный парк. Здесь можно поваляться на солнышке на теплых скалах или половить рыбу.



Прямо в лесу есть стоянки для машины, где автомобиль разрешается оставлять не более, чем на 2 ночи.



В лесу есть и специально оборудованные места с навесами, где можно пожарить что-нибудь на гриле (грили стоят прямо в лесу, к ним прилагаются топоры, пилы и готовые дрова.



По лесу бродят непуганые косули, а по берегу - канадские казарки. Это все дикие животные, но они почему-то в Финляндии не боятся человека. Как и лебеди, к которым у нас на Ладоге особо не подберешься.



Здесь же, на причале катеров и яхт имеется уютное кафе.



Ну а на лоцманскую станцию бездельникам вход запрещен...





Tags: Финляндия, культура, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments